Проект остановлен. Ищем спонсоров и авторов! Писать на news@digest.zone

В России

Аресты есть, ясности нет

Аресты есть, ясности нет

В Киеве сенсационно объявили о раскрытии убийства Павла Шеремета. Подробности шокируют, но мало что проясняют.

Спустя три с половиной года после трагической гибели в центре Киева нашего коллеги Павла Шеремета МВД Украины, наконец, заявило о раскрытии его убийства. Министр внутренних дел Арсен Аваков сообщил, что лица, заминировавшие автомобиль Шеремета, установлены и задержаны, а представители украинской полиции на пресс-конференции подробно рассказали, как именно им это удалось и почему следствие шло так долго.

Стоит напомнить, что сразу после трагедии, в июле 2016 года, украинские правоохранители вполне прозрачно намекали, что за убийством Шеремета видят «российский след». Теперь ни о каких связях подозреваемых с Россией нет упоминаний: арестованы люди, которых можно заподозрить во многом, но уж точно не в работе на российские спецслужбы.

«Тихо пришел, тихо ушел»

Сначала в деталях о представленной официально версии. Всего в списке пятеро подозреваемых. По мнению следствия, непосредственно устанавливали бомбу в авто Шеремета рок-музыкант, участник АТО и сержант Сил специальных операций Андрей Антоненко, а также детский хирург-кардиолог и по совместительству волонтер Юлия Кузьменко. Впоследствии, впрочем, выяснилось, что непосредственно в боевых действиях сержант Антоненко не участвовал, а находился на фронте в качестве… музыканта. Он, в частности, является автором неофициального гимна украинского спецназа: «Тихо пришел, тихо ушел. / Враг уничтожен, как был приказ», который в свое время активно рекламировал сам президент Петр Порошенко.

По той же официальной версии, изготовили взрывное устройство, которым взорвали Шеремета, двое других участников АТО: Владислав и Инна Грищенко. Оба в прошлом являлись членами «Правого сектора» (запрещен на территории РФ). Владислав еще до войны имел шесть судимостей за грабежи, разбои и мошенничества, на фронте специализировался в минно-взрывном деле. Инна, по ее собственным словам, сначала руководила тренировочным лагерем для добровольцев, затем занималась фронтовой контрразведкой: выслеживала сочувствующих сепаратистам. Пятым участником группы в МВД называют военнослужащую-контрактницу, медицинскую сестру Яну Дугарь: она проводила разведку на месте, где был припаркован автомобиль Шеремета перед тем, как его заминировали.

В ту же группу, по данным МВД, входили и другие лица: например, участники АТО Иван Вакуленко и Петр Киян. Последний приходится гражданским мужем вышеупомянутой Юлии Кузьменко и близким товарищем Владиславу Грищенко. Правда, их роль в покушении на Шеремета правоохранители не конкретизируют, подозрений тому же Кияну, например, даже не предъявлено. Вакуленко тоже не является подозреваемым, так как к настоящему моменту он мертв — якобы покончил с собой.

Его автомобиль тоже пытались взорвать, но взрывное устройство не удержалось на днище машины — бизнесмен заметил подозрительный предмет и немедленно вызвал полицию. Правоохранители не только раскрыли данное преступление, установив исполнителей — тех самых Владислава и Инну Грищенко, но и заметили, что ивано-франковское взрывное устройство имело ту же конструкцию, что и бомба, которой взорвали авто Шеремета в Киеве. Это и навело на мысль, что оба покушения могли быть делом рук одной и той же группы.

Вскоре Владислава Грищенко арестовали. Его жену оставили на свободе: женщину решили использовать в оперативной игре, чтобы установить других участников группы. Телефоны супругов поставили на прослушку. Кроме того, полицейские начали пристально наблюдать за людьми, которые являлись в качестве «группы поддержки» на суды по ивано-франковскому делу — всех «засветившихся» там сличали с кадрами уличных камер наружного наблюдения, записи с которых изъяли после убийства Шеремета. Опознание, к которому привлекли экспертов аж из ФБР, позволило установить, что минерами были Антоненко (его опознали по характерной футболке с принтом и хромоте после операции на ноге, которую он незадолго до покушения на Шеремета перенес) и Кузьменко (ее также опознали по походке, а также по внешности вообще). Что же до «разведчицы», то в ней эксперты признали Яну Дугарь. Иван Вакуленко привлек внимание правоохранителей тем, что после ареста Грищенко пришел забирать его автомобиль: по версии следствия, это свидетельствовало о доверительных отношениях между мужчинами.

Для того чтобы окончательно подтвердить или опровергнуть подозрения, правоохранители затеяли довольно хитрую спецоперацию. Они отправили Вакуленко повестку о вызове на допрос в качестве свидетеля, причем намеренно указали, что дело, по которому его будут допрашивать, это дело об убийстве Павла Шеремета. Вакуленко занервничал и позвонил Инне Грищенко, сообщив о вызове. Та тоже встревожилась и принялась звонить другим участникам группы.

На следующий день Вакуленко пропал. Позже его найдут мертвым: по официальной версии он покончил с собой. После этого Инна Грищенко звонит мужу в СИЗО и, сообщив о самоубийстве Вакуленко, заявляет, что для них все складывается к лучшему. «Будем вертеть теперь как хотим», — говорит она.

Тревожатся и другие участники группы. Яна Дугарь в телефонной беседе со своей знакомой говорит, что если правоохранители решат провести обыск у нее дома, то найдут много интересного, включая учебники по саперному делу и набор минера. А Юлия Кузьменко обсуждает возможность обыска у нее дома с Кияном, причем Киян утверждает, что это маловероятно, так как ее, Кузьменко, «в деле» (вероятно, имеется в виду дело о покушении в Ивано-Франковской области) нет, и что если к кому и придут, то к нему, Кияну, а таких планов, по данным Кияна, у правоохранителей нет.

Слушая подобные переговоры, правоохранители окончательно укрепляются во мнении, что именно эти люди стоят за убийством Шеремета. К тому же им удается установить, что в ночь, когда заминировали машину журналиста, Антоненко и Кузьменко надолго отключили мобильные телефоны, что для них нехарактерно, а телефоны супругов Грищенко несколько дней лежали без движения в Днепропетровске. По версии следствия, таким образом участники покушения пытались помешать отследить свои перемещения, но, по сути, лишь усилили подозрения полицейских.

«Привлечь внимание»

Когда дошло дело до мотивов убийства, рассказы полицейских начали звучать менее убедительно. Вот, к примеру, как описывают мотивы Антоненко, которого считают организатором покушения, в официальном документе — подозрении о совершении преступления: «Увлекшись ультранационалистическими идеями, культивируя величие арийской расы, разделение общества по принципу национальной принадлежности, стремясь сделать свои взгляды объектом внимания общественности, совершая свои действия, чтобы привлечь внимание общественности к определенным политическим убеждениям… решил создать организованную группу, чтобы в ее составе совершить убийство журналиста и радиоведущего Шеремета».

Звучит не очень. Не то чтобы в принципе нельзя было представить, будто музыкант-атошник «увлекся ультранационалистическими идеями». Однако не вполне понятно, как убийство Шеремета само по себе могло помочь ему «сделать свои взгляды объектом внимания общественности». Во-первых, почему убить он решил именно Шеремета? Во-вторых, авторы таких «демонстративных убийств» обычно берут на себя труд пояснить обществу, в связи с чем и по каким мотивам это было совершено. Однако убийцы Шеремета никаких заявлений (ни публичных, ни даже анонимных) не делали, манифестов или чего-либо подобного не обнародовали. То есть «взгляды» «взглядами», но Шеремет и его смерть тут при чем?

Что же касается Кузьменко, то в качестве доказательства наличия у нее преступных намерений приводят несколько аудиозаписей ее телефонных переговоров. На одной она обсуждает со своим знакомым, что для «приведения Киева в чувство» его неплохо бы обстрелять из «Градов», причем собеседник Кузьменко предполагает, что для этого хватит 5−6 залпов, а Кузьменко высказывает мнение, что и половины залпа будет достаточно, и заверяет, что Киева ей, мол, не жалко. Позиция, конечно, довольно сомнительная: патриот, мечтающий об обстреле столицы своей страны из установки залпового огня, выглядит не совсем нормально. Но опять же — при чем тут убийство Шеремета?

Дальше — больше. На записи второго разговора Кузьменко обсуждает с неназванной знакомой вопрос о том, что для «спасения Украины» им нужна «героиня-жертва», причем сходятся во мнении, что идеальным кандидатом была бы известная военнослужащая и активист Елена Самбул, больше известная под кличкой Маруся Зверобой. При этом собеседница Кузьменко высказывает предположение, что, возможно, имеет смысл похитить детей Самбул, а сама Кузьменко говорит, что все «проще» и достаточно было бы, чтобы ее избили сотрудники полиции. «Осталось только найти ментов, которые на это согласятся», — говорит она.

Правоохранители делают из диалога вывод: Кузьменко планировала убить еще и Самбул. Однако, по сугубо субъективному мнению автора этих строк, из разговора это никак не следует: скорее похоже, что собеседницы хотели бы имитировать насилие в отношении Самбул, которое и позволило бы ей стать «героиней-жертвой» и подняло бы Украину на борьбу против режима Зеленского подобно тому, как действия правоохранителей в центре Киева в октябре 2013 года стали катализатором для Евромайдана. Но самое главное: даже если Кузьменко и планировала нечто подобное для дестабилизации режима Зеленского, то при чем здесь убийство Шеремета в 2016 году? Тогда при власти был Порошенко, и следствие не предоставило ни единого доказательства того, что в дестабилизации его режима у Кузьменко, Антоненко и других участников группы были хоть какие-то мотивы.

В целом убийство Шеремета куда больше похоже на заказное, и единственным мотивом для членов группы служило материальное вознаграждение. На этот факт указывает и то, что Инна Грищенко в одной из бесед с мужем говорит, что, коль скоро речь идет об их собственной свободе, то ей «плевать на деньги», и она, если придется, «утопит всех». В этом случае говорить о «мотивах» исполнителей вообще не приходится: те или иные мотивы мог иметь только заказчик. И вот об этом интересно было бы послушать. Однако складывается впечатление, что как раз о заказчике-то МВД почему-то говорить очень невыгодно, и именно ради того, чтобы уйти от этой скользкой темы, придумывают все эти «идеи величия арийской расы» и стремления «привлечь внимание общественности к определенным политическим убеждениям».

К слову, впечатление такое, похоже, сложилось не только у автора этих строк. Президент Владимир Зеленский, присутствовавший на пресловутой пресс-конференции, по ее итогу заявил, что следствие не должно останавливаться на достигнутом и обязано вычислить и заказчика преступления. Похоже, что в увлечение ультранационалистическими идеями в качестве мотива убийства глава государства также не слишком-то верит.

Тень «избушки»

То, что товарищи и единомышленники задержанных будут яро оспаривать их виновность, было предсказуемо. Суды по избранию меры пресечения подозреваемым сопровождались весьма бурными протестами представителей добровольческо-националистического сообщества. Правоохранителей обвиняли в том, что дело сфальсифицировано с целью дискредитировать добровольческое движение. Хотя, по моему сугубо личному мнению, никакое сфабрикованное дело не дискредитирует это движение лучше, чем шесть судимостей Грищенко и рассуждения Кузьменко об общеполезности обстрела Киева из «Градов».

Повторюсь: защищать своих товарищей «партия войны» стала бы в любом случае. Если уж нашлись те, кто защищали садистов-насильников из батальона «Торнадо», то что уж говорить о данном случае, где речь идет «всего лишь» об убийстве? Проблема же состоит в том, что, рассказывая очевидные глупости о мотивах подозреваемых, полиция дала защитникам арестованных мощные аргументы, которые уже не получается так просто игнорировать. Действительно, если они соврали в этом, то почему бы им не соврать и в остальном?

Сторонники арестованных приводят доказательства их невиновности: так, Яна Дугарь предоставила суду справки с места прохождения службы, согласно которым в то время, как она якобы следила за домом Шеремета, ее вообще не было в Киеве. А Юлия Кузьменко передала распечатки своего общения в мессенджерах в то время, как она, по версии следствия, минировала его автомобиль. Не то чтобы эти доказательства можно было считать бесспорными, но в условиях явной небезупречности позиции правоохранителей вовсе игнорировать их также нельзя.

Иными словами, предоставив сильно притянутые за уши «доказательства» мотивов подозреваемых, правоохранители заложили под здание обвинения мощную мину, которая грозит разнести его на мелкие осколки.

Так, экс-нардеп Сергей Лещенко заявил, что арестованные были связаны с, цитируем, «высокопоставленными сотрудниками СБУ», а глава Департамента коммуникаций МВД Украины Артем Шевченко заявил, что часть записей с камер наружного наблюдения, изъятых в ходе следствия, таинственным образом пропала, причем пропали именно те записи, изъятием которых занимались сотрудники СБУ, работавшие над делом вместе с полицейскими.

Ну, а самые памятливые не могли не вспомнить громко нашумевшую в свое время историю о так называемых эскадронах смерти Порошенко. Ее рассказал бывший военный инструктор и бывший заместитель начальника учебно-тренировочного лагеря полка «Азов» Сергей Сановский: по его словам, при Департаменте контрразведки Службы безопасности Украины создавались нелегальные группы для организации убийств лиц, по тем или иным причинам неугодным руководителям страны. По словам Сановского, курировал работу таких групп некто Александр Поклад — реально существующий сотрудник СБУ. Именно Поклад якобы предложил Сановскому возглавить одну из таких групп, но получил отказ. На Украине такие истории обычно принято относить к творчеству российской пропаганды. Однако с учетом вышеописанных странностей в деле Шеремета на них поневоле начинаешь смотреть под немного иным углом.

Контексты Авакова

Существует и еще одна версия, объясняющая странности в деле Шеремета. Не секрет, что министр внутренних дел Арсен Аваков не имеет никакого формального отношения к команде нового президента Владимира Зеленского. Более того, если уж говорить об этом, то его скорее можно отнести к команде его предшественника — Петра Порошенко. И тот факт, что Аваков сохранил свой пост при смене власти, стало для многих едва ли не первым большим разочарованием в Зеленском.

Сам Зеленский неоднократно заявлял: Аваков как бы «на испытательном сроке» до нового года и за это время министр, мол, должен показать определенные результаты в работе. Новый год не за горами, и раскрытие убийства Шеремета — едва ли не единственное, что он сможет предъявить общественности в качестве результата.

Некоторые скептики, впрочем, говорят, что дело не в «испытательном сроке», а в неких кулуарных договоренностях между Аваковым и окружением Зеленского, которые и позволили министру сохранить кресло. А все разговоры об «испытательных сроках», мол, лишь мишура, призванная замаскировать такие договоренности. Сути дела это не меняет — разве что тогда в появлении «доказательств эффективности» Авакова заинтересован не только сам Аваков, но и Зеленский. Эта версия может объяснить, к слову, личное присутствие главы государства на пресс-конференции МВД, посвященной раскрытию преступления — явление, согласитесь, неординарное!

Как бы там ни было, эпопея с расследованием убийства Павла Шеремета только начинается. Инна и Владислав Грищенко находятся в СИЗО — еще по своему «основному» делу о покушении в Ивано-Франковской области. Антоненко и Кузьменко, несмотря на бурные протесты, также отправлены за решетку. Яна Дугарь помещена под домашний арест.

Впереди целая эпопея — сначала завершение досудебного следствия, а затем и судебный процесс, в ходе которого следствию предстоит обнародовать улики и доказательства вины обвиняемых и показать, что против них есть на самом деле. Так что надежда на то, что мы все-таки узнаем, кто и зачем убил Павла Шеремета, остается. С ней и уходим в Новый год.

News.Digest.Zone

Ещё по теме "В России"

Все последние новости