Проект остановлен. Ищем спонсоров и авторов! Писать на news@digest.zone

В России

«Для подготовки позиции»

«Для подготовки позиции»

В Мещанском суде Москвы 23 декабря прошли последние в 2019 году слушания по делу «Седьмой студии», главный обвиняемый по которому — режиссер Кирилл Серебренников. На заседании защита обеспечила явку еще четырех кандидатов для новой экспертизы (решение судом о ней было принято на заседании 19 декабря) и довела общее число представленных специалистов до 10. При этом прокуроры не заявили ни одного искусствоведа, несмотря на то что новая экспертиза назначена именно по их просьбе. Заседания по делу возобновятся 14 января.

  • Гособвинение до сих пор не представило ни одного специалиста для новой экспертизы. Ходатайство о необходимости новой экспертизы заявило именно гособвинение 16 декабря. Свою просьбу прокуратура обосновала тем, что вторую экспертизу по делу в искусствоведческой части выполняли «заинтересованные» специалисты — Видмантас Силюнас и Мария Андрейкина. 19 декабря суд удовлетворил это ходатайство гособвинения и назначил новую экспертизу по делу. При этом суд обязал стороны представить список экспертов и обеспечить их явку в суд для опроса. С этого дня прокуратура только просила предоставить им еще времени для поиска экспертов. На сегодняшнем заседании прокурор Михаил Резниченко предложил отложить заседания на следующий 2020 год, в том числе потому, что они еще не успели сформировать список специалистов для третьей экспертизы.
  • Суд опросил еще четверых кандидатов по новой экспертизе со стороны защиты. Сегодня перед судом выступили продюсер с 20-летним стажем Дмитрий Богачев, худрук Электротеатра «Станиславский» Борис Юхананов, замдиректора по выставкам ММОМА Алексей Новоселов и замдиректора Института экономики РАН по научной работе, доктор экономических наук Валентина Музычук. Заявление еще от одного эксперта — искусствоведа Ольги Свибловой — судья приобщила к делу. Явиться в суд для опроса она сможет только после 15 января 2020 года. На прошлом заседании защита обеспечила явку шести специалистов.
  • Сегодня было последнее заседание по делу в 2019 году. Слушания возобновятся в 11:00 14 января 2020 года.

20:38. Подсудимый Алексей Малобродский прокомментировал «Ъ» сегодняшнее заседание: «Меня крайне смущают вопросы, которые задают судья и в особенности прокурор. Смущает непонимание по-прежнему сути того, чем занималась «Платформа», и разное представление прокуратуры, суда и мое представление о задачах экспертизы. Вопросы, которые задает судья, они удивительные: она от всех ожидает услышать какое-то заявление о наличии театрального опыта. В то время, как это было не раз сказано, это было написано в постановлении, которое лежит в основе проекта «Платформа». Что это междисциплинарный проект современного искусства, состоявший из четырех направлений: современный театр, современная музыка, современный танец и медиа. Поэтому то, что сторона защиты приводит специалистов с разной специализацией — это как раз говорит о попытке сделать какой-то широкий охват. Сегодня были исключительно люди, которые знают (что такое современное искусство.— «Ъ»). Сегодня приходил Борис Юхананов. Это не просто очень известный и выдающийся режиссер, но это еще и знаковая фигура в области российского современного искусства. Начиная с 80-х годов, практически все, что тогда возникало в современном российском искусстве, и то, что мы сейчас пожинаем — так или иначе происходило при его участии. Если говорить об экспертизе в собственном смысле этого слова, то есть о том наборе компетенций, которыми должен обладать эксперт, то круче Юхананова в этом отношении людей практически невозможно (найти). Приходил Богачев Это самый крутой — это реально так… Я профессионал, профессионал с самомнением и с самолюбием. Я себя очень высоко ценю. Но я — при всей очень большой любви к себе — точно говорю, что Богачев самый крутой российский продюсер. Он единственный, кто имеет опыт успешного продакшена в области мюзикла (в России). То есть он реально эксперт, то есть он реально крутой. И вот здесь к вопросу о назначении экспертизы. Я хочу напомнить, что вопросы в том виде, в котором их поставил суд, они не предполагают признание или непризнание вины. Эксперты этим не занимаются. Этим занималось расследование. Теперь этим занимается суд. Еще одна ошибка. Они (судья и прокурор.— «Ъ») все время спрашивают, есть ли у вас опыт в работе с бюджетной сфере. Но с точки зрения оценки структуры затрат, состава затрат и величины затрат — с этой точки зрения источник: бюджет или внебюджет — никакого значения не имеет».

18:35. После того как адвокат Карпинская зачитала документы, судья начала определять, на какое число назначить следующее заседание. «Откладываю следующее заседание на 31 декабря», — говорит судья. «Да, ближе к полуночи», — шутит Малобродский. «Просто мало кто придет», — отмечает адвокат Орешникова. «Чтобы дождаться компьютерных экспертов и нам для подготовки нашей позиции, я предлагаю на следующий год отложиться», — говорит прокурор. В итоге судья откладывает слушания по делу на 11:00 14 января 2020 года.

18:08. Адвокат Карпинская продолжает исследовать материалы дела. Сейчас она читает документы, подтверждающие договорные отношения с рядом фирм, в том числе охранным предприятием. В документах также говорится, что «Седьмой студии» был выдан займ — 10 миллионов рублей, и что организация обязуется вернуть эти деньги. Кроме того, зачитывается документ, что компания «Новатэк» безвозмездно дает 5 миллионов рублей «Седьмой студии».

Следующие материалы — вновь договорные обязательства «Седьмой студии» с «МВК Эстейт». Адвокат Карпинская говорит, что в томе есть договор Малобродского с Синельниковым, который Малобродский не подписывал, и подпись под документом не его. Далее еще один том — взаимоотношения «Седьмой студии» с «МВК Эстейт», эти документы занимают весь том.

18:00. Следующий кандидат в эксперты — Валентина Музычук, заместитель директора института экономики РАН по научной работе. Музычук говорит, что она специалист по экономике и культурной политике. Кроме этого, называет еще примерно пять позиций, которые занимает в разных учреждениях, в том числе школе-студии МХАТ. Музычук говорит, что опыт работы у нее более 20 лет, в экспертной деятельности — с 2012 года.

— Кто вас пригласил? — интересуется судья.

— Софья Апфельбаум.

— Вы знакомы?

— По роду деятельности лет пять знаю.

— Только по работе общались?

— Абсолютно. У меня нет никаких личных отношений.

— А кого еще из подсудимых знаете?

— Никого. Я только в курсе из того, что написано в СМИ.

— Заинтересованы в исходе дела?

— Нет.

— Высказывали публично позицию по делу?

— Нет.

— Ходатайство писали?

— Да, со своими коллегами за Апфельбаум. Чтобы ее не держали под домашним арестом.

— Вопросы еще будут? — спрашивает у сторон судья.

— А вы хотите быть экспертом по этому делу? — спрашивает представитель гособвинения Михаил Резниченко.

В зале смешки.

— Что значит хотите? — не понимает вопрос кандидат в эксперты Музычук.

— Я сейчас объясню логику, — говорит прокурор.— Вот смотрите, вы будете предупреждены, если вас назначат экспертом, о заведомо ложном заключении, об ответственности за ложные сведения в заключении. И, например, вы как честный человек придет к выводу о виновности…

— Эксперт… О виновности не приходит! — начинает возмущаться адвокат Поверинова.

— Тише! — говорит судья Менделеева.

— Уважаемый суд, я возражаю, — говорит адвокат Карпинская, поднимаясь с места.— Получается, по мнению прокурора, только те, кто уверен в виновности, должны проводить экспертизу.

— Ха-ха-ха, — громко смеется с места Кирилл Серебренников и добавляет: Да, и которые про (этот) абсурд не знают сейчас.

Все и сразу начинают говорить.

— Защитник, вы сейчас… — обращается к Карпинской прокурор.

Судья просит защитника сесть на место.

— Нет, я не присяду, — говорит Карпинская.— Я возражаю на ваши действия и на действия прокурора.

— Пока я еще порядок здесь соблюдаю, — говорит судья, имея в виду под словом «порядок» последовательность того, кто за кем высказывается и задает вопросы.

— Все… — громко начинает говорить адвокат Карпинская уже с места, но ее легко касается рукой адвокат Орешникова, которая сидит рядом, тем самым давая понять, что нужно успокоиться. Свою речь Карпинская не продолжает.

— Прокурор, пожалуйста, — говорит судья прокурору в то время, когда адвокат Карпинская намеревалась продолжить свою речь.

— Если вы придете к выводу, который будет противоречить позиции Апфельбаум. С учетом того, что вы писали в поддержку ее письма, — говорит Резниченко.

— Какие письма в поддержку? — спрашивает Карпинская.

— Пояснила свидетель, — говорит прокурор, хотя Музычук свидетелем по делу не является.

— Тишина в зале! Защитник, я вам делаю замечание, — говорит судья.

— Но это в поддержку было! — говорит прокурор.

— По мере пресечения! — отвечают ему сразу несколько адвокатов.

— Продолжайте прокурор, — говорит судья.

— Сможете ли вы быть объективны при составлении данного заключения? — спрашивает прокурор у Музычук.

— Я всегда объективна. Я профессионал в своем деле. И в категориях «если бы» я не могу вам никакого ответа дать.

— То есть вы не уверены? — спрашивает прокурор.

— Что значит «если бы»? — говорит Музычук.— Я сказала, я профессионал своего дела.

— Так, — говорит прокурор.

— Поэтому я не склонна занимать чью-либо позицию, — говорит кандидат в эксперты.

— Нет, но вы уже заняли позицию, написав… по мере пересечения, — говорит прокурор.

— Я объясню свою позицию. Я не считаю, что Софья Михайловна очень опасный человек для общества. Прежде всего я подписала, потому что я осознавала, что она мать, что она дочь, что она жена. То есть я чисто из таких гуманных соображений, понимаете. Что она не настолько опасный человек, чтобы ее держать под домашним арестом. А кроме того, она большой профессионал, — говорит Музычук. Далее прокурор спрашивает, пересекалась ли Музычук в школе-студии МХАТ, где она работает, с Серебренниковым.

— Никаким образом, — говорит Музычук.— Есть разница между актерским и продюсерским факультетами.

— Понятно, спасибо. Больше вопросов нет, — говорит прокурор.

— В том ходатайстве хоть одно слово про проект «Платформа» было? — спрашивает Музычук адвокат Ирина Поверинова, которая защищает Софью Апфельбаум.

— Нет. Я писала, что она большой профессионал. Вы знаете, в культуре такой кадровый голод! Я характеризовала ее как специалиста, — говорит Музычук. После Музычук отпускают.

Защита продолжает исследовать материалы дела — отчеты о продаже билетов «МВК Эстейт» («Винзавода») на «Платформе». Защита это делает для того, чтобы данные материалы могли использоваться в новой экспертизе.

17:34. Следующий кандидат в эксперты — Алексей Новоселов. Он говорит, что заканчивал РГГУ, специализация — искусствоведение. Сейчас работает замдиректором по выставкам MMOMA. Новоселов говорит, что у него стаж работы в «музейной сфере» более 10 лет. Также он — Комиссар Московской биеннале современного искусства.

— Опыт экспертной работы есть?

— Да, я член-корреспондент Академии художеств, — говорит Новоселов. Он говорит, что состоит во множестве экспертных учреждений.

— А где документы?

— Обычно не предоставляются. Если надо, могу запросить, — отвечает Новоселов.

Далее судья выясняет, в какой области он работает экспертом. Новоселов говорит, что по современному искусству.

— Вы оценку проектам давали?

— В том числе.

После судья читает ему права. Далее Новоселов говорит, что знает об обстоятельствах дела из СМИ, что знаком с Апфельбаум и Серебренниковым. «(Отношения) больше рабочие»,—говорит кандидат.

— Вы находитесь в какой-либо зависимости от участников процесса, в том числе от подсудимых? — спрашивает судья.

— Нет.

— Вы высказывали свою точку зрения по делу?

— Нет.

— Петиции, письма, ходатайства в поддержку писали?

— Нет.

Далее вопросы задает прокурор. «Я хочу понять. Вы к театру какое отношение имеете?» — спрашивает он. Адвокат Орешникова возражает. Она говорит, что проект «Платформа» был сложный, не только театральный. «Поэтому мне непонятен этот вопрос», — уточняет защитник. Судья говорит, что сейчас не допрос, поэтому не отклоняет вопрос прокурора.

— Я работаю в сфере современного искусства. В том числе плотное взаимоотношение с театральными постановками, перформансами.

Далее вопросы задает прокурор. Он спрашивает, давал ли Новоселов интервью изданию «Артгид». Тот отвечает утвердительно. Далее прокурор читает выдержку из интервью, где, в частности, Новоселов говорит, что «если власть не начнет менять законы в области культуры, то мы продолжим жить в курьезном, абсурдистском мире». Новоселов подтверждает, что говорил такие слова.

— У вас сформировано мнение по делу? — уточняет судья.

— У меня сформировано отношение не по делу, а по проблематике, которая есть, — отвечает Новоселов. После его отпускают.

17:18. Когда Карпинская читала документы, адвокат Ирина Поверинова сказала, что пришел новый кандидат в эксперты. Карпинская дочитала документы, после в зал пригласили кандидата — это Борис Юхананов, художественный руководитель Электротеатра «Станиславский». Образование высшее, заканчивал ГИТИС, режиссерский факультет. Также есть актерское образование, Воронежский факультет искусств. Стаж работы в театре — в общей сложности больше 40 лет.

— Преимущественно кем работали? — спрашивает судья.

— Режиссером.

— Опыт в экспертной работе у вас есть?

— Нет.

— Знаете, зачем вас в суд пригласили?

— В общих чертах.

Судья поясняет Юхананову, что он рассматривается в качестве кандидата в эксперты по искусствоведческой части новой экспертизы. Далее судья зачитывает Юхананову условия, при которых он может стать экспертом. После судья спрашивает, кого он знает из участников процесса. Юхананов говорит, что знает четверых подсудимых.

— Какие отношения с подсудимыми? — спрашивает судья.

— Коллегиальные. Мы коллеги, — отвечает Юхананов.

Далее судья спрашивает, знает ли он про уголовное дело. Тот отвечает, что знает обстоятельства дела из СМИ. Следом судья его спрашивает, высказывался ли он о деле.

— Да, высказывался. В театре. На сборе труппы. И в «Новой газете». В ответе на вопрос корреспондента, — говорит Юхананов.

— Правильно я понимаю, что у вас сформировано убеждение в невиновности подсудимых? — спрашивает кандидата в эксперты прокурор Резниченко.

— Да, вы правильно понимаете, — отвечает Юхананов после небольшой паузы.

— Вам известен министр культуры Мединский? — спрашивает адвокат Карпинская.

— Нет, я с ним незнаком, — говорит Юхананов. На этом его отпускают.

17:05. После Лысенко несколько документов из дела читает адвокат Карпинская. Эти документы — расчеты «Седьмой студии» с «МВК Эстейт», владельцем «Винзавода».

17:00. Далее адвокат Лысенко начинает изучать тома уголовного дела, представлять доказательства — том 111, лист дела 70. Это — карточка счета за 2014 и 2015 годы.

На какой срок был этот невозврат, непонятно. Лысенко говорит, что это понадобится экспертам. Далее он читает еще ряд документов, которые, по словам адвоката, свидетельствуют, что «деньги Синельникову возвращались».

16:56. Следом судья говорит адвокату Карпинской, что в процессе несколько заседаний переносились из-за болезни ее подзащитного Алексея Малобродского, но документов о том, что он был на больничном, до сих пор суду не представлено.

«А болел ли Малобродский?» — задается вопросом судья.

Карпинская говорит, что эти документы лежат у нее в офисе, и она «все забывает» их привезти.

16:55. После адвокат Карпинская просит приобщить к делу заявление от кандидата в эксперты — Ольги Свибловой, работает в МГУ имени Ломоносова. Карпинская читает в документе, который просит приобщить, что Свиблова работает в области искусствознания, «работала с госсубсидиями». При этом Свиблова, читает Карпинская, сможет явиться в суд только после 15 января 2020 года. Далее пояснение дает подсудимая Софья Апфельбаум. Она говорит, что встреча, на которой подсудимый Кирилл Серебренников в 2011 году предложил президенту Дмитрию Медведеву провести «Платформу», была в культурном пространстве, директором которого была Свиблова. Судья прерывает Апфельбаум, не понимает, зачем та дает такие пояснения. Апфельбаум говорит, что Свиблова была в курсе того, как начиналась «Платформа». По словам судьи, это не имеет значения для кандидата в эксперты. Документ, представленной Карпинской, судья приобщает.

16:50. В зал входит мужчина в светлом свитере и синих джинсах. Это Дмитрий Богачев. Он говорит, что по первому образованию инженер-физик, окончил Московский инженерно-физический институт. Далее он говорит, что у него есть дополнительное образование — менеджер в сфере культуры и искусства. Он получил его по международной программе, которая делалась совместно несколькими иностранными фондами, в том числе фондом Сороса. По-английски это называлось Art manager.

— Где работаете? — спрашивает кандидата судья.

— Театральный продюсер, — отвечает он. Говорит, что у него есть компания «Бродвей Москва» и что совмещает еще несколько работ.

— Опыт в театре какой? — уточняет судья.

— 20 лет. Начиная с «Норд-Оста», где я был коммерческим директором, — говорит Богачев.

— Опыт работы экспертом есть?

— В судах экспертом не выступал.

— Оценочные экспертные оценки давали?

— Нет, — говорит Богачев судье и добавляет: — Учитывая, что я все театральные процессы знаю хорошо, думаю, что компетентен. Если имеет значение, то пять лет — член «Бродвейской лиги».

Судья зачитывает обязанности эксперта. После Богачев говорит, что знает всех четверых подсудимых в течение нескольких лет. Богачев сообщает суду, что знает обстоятельства дела из СМИ, с подсудимыми его не обсуждал. Петиции и письма в поддержку подсудимых не писал. Публично по делу не высказывался. Далее вопросы задает прокурор Резниченко. Он спрашивает, участвовал ли Богачев в драматических постановках, а не только в мюзиклах. Богачев говорит, что сейчас в МДМ делает такую постановку.

— Вы работали с бюджетными деньгами? — спрашивает прокурор Резниченко.

— Нет, — говорит кандидат в эксперты.

Далее прокурора интересует, есть ли у Богачева дополнительное образование по театральной части, кроме того, что он получил как art-менеджер. Богачев говорит, что нет, «этого достаточно». Последние вопросы Богачеву задает адвокат Карпинская. Она спрашивает, может ли Богачев оценить стоимость постановки. «Да, легко. Этим и занимаюсь», — говорит он. После его отпускают.

16:36. Судья Олеся Менделеева входит в зал. Заседание начинается. Она спрашивает у сторон, какой сегодня будет порядок работы. Поднимается прокурор Михаил Резниченко. Он говорит, что эксперты, проводившие исследование компьютера бухгалтера Ларисы Войкиной, «до Нового года в отпуске». Судья спрашивает, пригласила ли прокуратура своих экспертов. «Сегодня нет», — говорит представитель гособвинения. После поднимается адвокат Карпинская. Она говорит, что явился кандидат в эксперты Дмитрий Богачев. Далее подсудимая Софья Апфельбаум говорит, что у них есть еще двое экспертов, но они будут к 17:00.

16:25. Перед адвокатом Ксенией Карпинской, которая защищает подсудимого Алексея Малобродского, лежит стопка из 11 томов уголовного дела. В ожидании судьи она перелистывает некоторые из них. Листает материалы и адвокат Юрий Лысенко, который представляет интересы Юрия Итина.

16:24. Сегодня заседание назначено на 16:00. В 16:10 участников пригласили в зал. Нет адвоката Кирилла Серебренникова Дмитрия Харитонова. Режиссера защищает его второй защитник Елена Орешникова. Также нет представителя Минкульта Людмилы Смирновой. Ведомство представляет второй юрист Владимир Ваудин. Нет и второго прокурора Олега Лаврова. Слушателей сегодня 13 человек.

Фигурантами по делу проходят пять человек. Среди них — режиссер Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и продюсер Екатерина Воронова (находится в международном розыске). Их обвиняют в хищении не менее 133 млн руб., выделенных на проект «Платформа» с 2011 года по 2014 годы. Все фигуранты отрицают вину.

News.Digest.Zone

Ещё по теме "В России"

Все последние новости