Проект остановлен. Ищем спонсоров и авторов! Писать на news@digest.zone

В России

К «делу Голунова» привело служебное рвение

К «делу Голунова» привело служебное рвение

Басманный суд столицы арестовал до 29 марта бывших московских полицейских, которые обвиняются в незаконном уголовном преследовании журналиста «Медузы» Ивана Голунова, связанном с подбросом ему наркотиков. Как выяснилось в суде, мотивом преступления следствие считает желание оперативников добиться продвижения по службе и наград. Эта версия исключает возможность появления в деле заказчика преступления. Отметим, что несколько лет назад такой же мотив фигурировал в другом громком деле — экс-сотрудников ГУЭБиПК МВД, которые в итоге получили внушительные сроки.

В Басманном суде весь четверг рассматривались ходатайства Главного следственного управления СКР об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу бывшим полицейским, фигурирующим в деле о незаконном уголовном преследовании Ивана Голунова: экс-начальнику отделения по борьбе с незаконным оборотом героина, синтетических наркотиков и сильнодействующих веществ отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО Москвы Игорю Ляховцу и четверым его подчиненным — Денису Коновалову, Роману Феофанову, Акбару Сергалиеву и Максиму Уметбаеву.

Вплоть до начала заседаний было неясно, в каком режиме они будут проходить: наличие в деле секретных документов позволяло процесс закрыть. Однако об этом не ходатайствовала ни одна из сторон. Первым перед судом предстал бывший оперуполномоченный Роман Феофанов. На протяжении всего заседания он прятал лицо от окружающих, поднимая вверх воротник свитера и опуская капюшон. Обосновывая необходимость его ареста, следователь сообщил, что экс-полицейский, как и входившие в преступную группу его коллеги, был причастен к организации незаконного уголовного преследования Ивана Голунова путем закладки 6 июня прошлого года в рюкзак последнего и подброса в его квартиру наркотиков. Экс-сыщикам инкриминировали ст. 286, 228 и 303 УК РФ (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий, незаконный оборот наркотиков и фальсификация доказательств). Причастность к преступлениям господина Феофанова, по словам следователя, подтверждается оперативными материалами и показаниями свидетелей. В пользу ареста экс-сыщика представитель СКР привел доводы, которые позже звучали и на других четырех заседаниях: поскольку подследственный имеет опыт оперативно-разыскной деятельности и обширные связи в правоохранительных органах, то, оставаясь на свободе, он может скрыться, оказать давление на свидетелей и уничтожить улики. Свою позицию следователь подтвердил оперативным рапортом о намерении обвиняемого скрыться. Адвокат экс-полицейского усомнился в подлинности этой справки, предположив, что она написана задним числом.

Адвокат Александр Шагуров также подчеркнул, что в деле нет доказательств причастности его подзащитного к незаконным действиям, в том числе в тех показаниях единственного свидетеля, где упоминается его имя. «30 мая было вынесено постановление на обыск в квартире Голунова, подписанное Пучковым (Андрей Пучков — экс-начальник УВД по ЗАО столицы, был уволен в связи с историей Ивана Голунова.— «Ъ»). Феофанов работал к тому моменту в УВД по ЗАО Москвы всего два месяца, никаких решений принимать не мог», — сказал адвокат. Он также добавил, что его клиент не собирался скрываться и исправно ходил на все следственные действия. Господин Шагуров предложил избрать экс-полицейскому меру пресечения в виде домашнего ареста или залога в размере 500 тыс. руб.

Сам господин Феофанов вину признавать отказался, назвав желание следствия поместить его в СИЗО формой давления на него. Однако суд решил удовлетворить ходатайство следствия и арестовал бывшего оперативника до 29 марта.

В суде стал известен и мотив, которым, по версии следствия, руководствовались полицейские, организуя незаконное преследование журналиста. «Мотивом Ляховца и его группы была личная выгода и продвижение по службе», — сказал адвокат Сергей Бадамшин, представляющий интересы Ивана Голунова. Такая версия практически исключает возможность появления в деле заказчика преступления и вряд ли приведет к расширению числа фигурантов. Напомним, первое громкое дело, в котором фигурировал такой же мотив, было возбуждено в отношении сотрудников ГУЭБиПК МВД, которые также обвинялись в том числе и в фальсификации уголовных дел.

Последующие заседания по избранию меры пресечения бывшим оперативникам УВД по ЗАО столицы отличались друг от друга лишь деталями. Например, защита Дениса Коновалова, выступая против его ареста, указывала, что на иждивении у экс-полицейского находятся неработающая жена, двое детей, один из которых имеет хроническое заболевание, и престарелые родители. А адвокат предполагаемого руководителя преступной группы Игоря Ляховца попросил суд приобщить к делу многочисленные грамоты и награды, которые подследственный получил, работая сначала в краснодарском управлении Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, а затем в органах МВД. Кроме того, защита представила медицинскую справку о наличии у обвиняемого тромбоза и договор о найме жилья в Подмосковье, куда экс-полицейского можно было бы поместить под домашний арест. Отметим, что господин Ляховец был из всех фигурантов наиболее многословным.

«В деле нет никаких доказательств моей причастности к каким-либо преступлениям, есть только показания Голунова, — сказал полицейский Ляховец.— Мне уже дали понять, что создадут в СИЗО условия, чтобы память стала получше. Всем понятно, что это дело политическое».

Экс-полицейский подчеркнул, что в то время, когда развивались события вокруг Ивана Голунова, он был в отпуске, а бежать он не собирается, поскольку у него дома жена и ребенок. Что касается доказательств по делу, то они все давно изъяты и укрыть их он не может, отметил экс-полицейский.

Единственным, кто признал вину частично, оказался Максим Уметбаев: он согласился, что применил к журналисту силу, что, впрочем, подпадает под уже имеющуюся в деле ст. 286 УК. В результате суд санкционировал арест всех фигурантов.

News.Digest.Zone

Ещё по теме "В России"

Все последние новости