Проект остановлен. Ищем спонсоров и авторов! Писать на news@digest.zone

В России

«Мы рассматриваем дело не о хищениях на строительстве моста»

«Мы рассматриваем дело не о хищениях на строительстве моста»

В Мещанском суде Москвы проходит 31-е заседание по делу «Седьмой студии». Судья Олеся Менделеева слушает мнения сторон о ходатайстве гособвинения: считать вторую экспертизу недопустимым доказательством по делу и провести вместо нее новую. Защита выступает против исключения второй экспертизы и проведения новой.

15:10. Далее против ходатайств прокуратуры выступает подсудимая Софья Апфельбаум. Среди прочего, Апфельбаум говорит, что с 2008-го по 2012 год работала в Минкульте, занималась театрами, работала с руководителями всех театров, читала лекции в ГИТИСе, общалась с лекторами.

— Я прямо или косвенно знакома со всеми специалистами в области театрального дела. Любой специалист может быть скомпрометирован знакомством со мной. Если суд примет решение отменить экспертизу, то провести новую будет просто невозможно, — отмечает Апфельбаум.

Когда она это говорит, прокурор Олег Лавров еле сдерживает зевоту.

14:53. Малобродский также выступает против ходатайств прокуратуры. Он указывает, что решение о новой экспертизе может затянуть рассмотрение дела «до бесконечности».

14:53. Серебренников также выступает против ходатайств прокуратуры.

— Я с профессором Силюнасом находился не то что не в зависимости. Мы находились в уважительных отношениях. Мы ходили, раскланивались и проходили друг перед другом. Он мог моим студентам двойку поставить. Это мои студенты находились от него в зависимости. Это какая-то нелепость — говорить о предвзятости и зависимости. Что Силюнас употреблял не те словам при оценке «Платформы». С Андрейкиной мы не очень-то знакомы, совсем, — говорит Серебренников.

14:51. Итин коротко выступает против двух ходатайств прокуратуры.

14:51. Адвокат Ирина Поверинова, которая защищает Софью Апфельбаум, выступает против ходатайств прокуроров. Она отмечает, что вторую экспертизу решил провести сам суд.

— Мы выбирали экспертов, самых умных, самых грамотных. Не навязывая кандидатуру, только предлагая. Суд сам выбрал самых достойных людей, чтобы дать грамотное заключение, — говорит Поверинова.

Адвокат говорит, раз прокуратура заявила о новой экспертизе, значит, они считают непригодной ту первую экспертизу, которая была сделана на стадии следствия.

— Если мы дышим одним воздухом, это уже говорит о том, что мы связаны, — говорит Поверинова о заявлении прокуроров, что эксперты Силюнас и Андрейкина были заинтересованы. — Никаких оснований признать вторую экспертизу нет. Назначит третью экспертизу — ну, тоже найдутся поводы ее порочить: не у прокуратуры, значит, у нас. Никакого смысла тратить ни деньги, ни время. Я считаю это нецелесообразным, неправильным, прошу отказать.

14:35. После Лысенко высказывается о ходатайстве новой экспертизы по делу. Он, как и адвокат Харитонов, говорит, что новая экспертиза должна проводиться по тем же вопросам, что и старая.

Далее Лысенко, как и адвокат Карпинская, указывает на диски из компьютера Войкиной, по которым есть вопрос прокуроров для экспертов, — по словам Лысенко, на этих дисках «разрозненные сведения».

14:31. Далее по ходатайству прокуратуры выступает адвокат Юрий Лысенко, который представляет интересы подсудимого Юрия Итина. Он говорит, что просил снять копии и ознакомиться с материалами, которые были направлены на экспертизу на стадии следствия. Но ему отказали, отмечает адвокат.

Далее Лысенко, как и адвокат Харитонов, отмечает, что прокуратура не возражала против экспертов Силюнаса и Андрейкиной, когда назначалась экспертиза на первом процессе. По поводу поручительства Силюнаса за Апфельбаум адвокат Лысенко говорит, что поручитель — это не участник по делу, что тут нет личной заинтересованности, он лишь поручался перед судом за то, что Апфельбаум будет являться на следственные действия и судебные заседания по мерам пресечения.

14:19. После того как судья сделала замечание Карпинской, адвокат заявила возражения на действия судьи.

Карпинская говорит, что судья отказывает по ряду ходатайств защиты, и отмечает, что вопрос о допустимости или недопустимости доказательств, на которые указывает защита, не может разрешаться в совещательной комнате при вынесении приговора, поскольку это нарушает права защиты. Судья приобщает письменные возражения адвоката Карпинской, но отклоняет их как необоснованные.

14:13. То, что сейчас читал адвокат Харитонов, — это его совместная позиция с адвокатом Карпинской. Теперь она выступает по ходатайству.

Адвокат обращает внимание, что вопрос о новой экспертизе появился с просьбой исследовать диски по осмотру компьютера Войкиной. Если будет проведена экспертиза, значит, эти диски будут допустимым доказательством по делу, отмечает Карпинская. Она отмечает, что защита несколько раз просила на стадии следствия ознакомиться с этими дисками.

— Эти два диска были приложены к экспертизе, были предъявлены, но с них не дали снять копии и ознакомиться. А впоследствии они чудесным образом пропали из дела. А теперь они появились, их осмотрели. Мы не можем их сличить. И дальше, я хочу обратить внимание суда, назначение экспертизы является преждевременным. Прежде чем ставить вопрос о повторной экспертизе, считаю необходимым заявить ходатайство об изучении компьютера Войкиной, — говорит адвокат Карпинская.

Судья делает замечание адвокату Карпинской.

— Вы следите за своими выражениями, — говорит судья.

При заявлении ходатайства Карпинская сказала, что если судья назначит экспертизу без изучения компьютера Войкиной, тогда это будет свидетельствовать об обвинительном уклоне суда.

14:06. Адвокат Харитонов продолжает анализировать вопросы прокуроров. Он говорит, что для ответов на некоторые из них не требуется проведение экспертизы, а требуется проведение следственных действий, но следователи их проводить не стали.

— Мы здесь не услышали ни от кого, что деньги расходовались на какие-то другие цели, на какие-то личные нужды, — говорит Харитонов. — Как видно из приведенных вопросов, эти вопросы отличаются по количеству и содержанию, некоторые из них не требуют специальных познаний и не дадут никакой помощи гособвинению в этом деле.

14:05. — Мы рассматриваем дело не о хищениях на строительстве моста. Мы рассматриваем дело, что государством были выделены средства для развития проекта «Платформа». Мы рассматриваем дело о том, чего государству на этом проекте не хватило. Именно поэтому защита и предложила вопросы, носящие искусствоведческий характер. Предложила целую комиссию для ответа на эти вопросы. И судом был выбран только Силюнас, — говорит адвокат Харитонов.

Он говорит, что эмоциональные оценки в искусствоведческой части экспертизы допустимы, они говорят об отношении эксперта к «Платформе».

Это не про мост, — говорит адвокат. — Поэтому обвинение (прокуратуры. — «Ъ») в заинтересованности Силюнаса не могут быть основанием для признания экспертизы недопустимым доказательством».

Далее он переходит к заявлению прокуроров о заинтересованности эксперта Андрейкиной. Адвокат говорит, что статья Андрейкиной про «Платформу» в журнале «Театр» не может свидетельствовать о ее предвзятости.

Затем адвокат Харитонов указывает, что повторная экспертиза может быть назначена только при наличии противоречий между заключениями экспертов, которые невозможно преодолеть путем допроса этих экспертов в суде. Прокуратура не приводит ни одного из мотивов, на основании которых она заявляет о необоснованности и необъективности, кроме того, что Силюнас использовал эмоциональные выводы, говорит адвокат.

Повторная экспертиза назначается по тем же вопросам, отмечает адвокат и напоминает, что их было семь.

— Вам предлагается провести повторную экспертизу по 13 вопросам, что само по себе является незаконным, — говорит адвокат.

Следом адвокат Харитонов анализирует эти 13 вопросов. Судья Менделеева его прерывает. Она говорит, что сейчас вопросы не обсуждаются.

Адвокат говорит, что он все же закончит анализ вопросов, «потому что это логично». Судья не против.

14:02. Теперь суд переходит к рассмотрению двух ходатайств прокуратуры об исключении второй экспертизы из дела и проведение третьей. Прокурор поддерживает ходатайство.

Представитель Минкульта говорит, что поддерживает ходатайство о проведении новой экспертизы, а ходатайство об исключении второй экспертизы оставляет на усмотрение суда.

Далее поднимается адвокат Харитонов. Он говорит, что исключение второй экспертизы и назначение третьей — необоснованно и незаконно. Во-первых, прокуроры не указали, почему именно вторая экспертиза незаконна.

— Все указанные требования были полностью соблюдены судьей Аккуратовой при назначении экспертизы, — говорит Харитонов.

Далее он напоминает, как именно Аккуратова назначала вторую экспертизу на первом процессе: что она сначала решила провести экспертизы, а потом предложила представить списки экспертов для экспертизы как со стороны прокуратуры, так и со стороны защиты. Харитонов напоминает, что прокуратура представила семь вопросов и попросила провести исследование в центре при Минюсте Р. Ф. Защита, в свою очередь, представила восемь вопросов, и также предложила провести экспертизу в центре при Минюсте Р. Ф., напоминает Харитонов.

Далее он перечисляет фамилии в списке экспертов от защиты. После он напоминает, что на заседании 21 февраля 2019 года прокуратура не возражала против списка экспертов со стороны защиты. Далее, говорит Харитонов, на заседании в марте судья спросила у защиты, почему именно они выбрали этих лиц.

Харитонов напоминает, что и тогда у прокуратуры не было претензий к экспертам, предложенным защитой. Затем, напоминает Харитонов, судья Аккуратова еще раз спрашивала участников, есть ли у них дополнения к новой экспертизе, но никто ни возражал, ни дополнял, и судья удалилась на решение.

Затем, говорит Харитонова, Аккуратова назначила экспертизу, указала, что ее будут проводить, в том числе, Силюнас и Андрейкина.

При назначении экспертизы судом были соблюдены все законы. Гособвинение могло в течение двух месяцев ознакомиться со списком экспертов и предъявить отвод, но они этого не сделали, говорит Харитонов.

— Поэтому мы считает, что ходатайство гособвинения о признании экспертизы недопустимым доказательством является необоснованным и незаконным, — называет адвокат первое основание, почему ходатайство прокуратуры должно быть отклонено.

Во-вторых, говорит Харитонов, эксперты Силюнас и Андрейкина не были «заинтересованы». Харитонов напоминает, что Силюнас преподавал в школе-студии МХТ, и там же преподавал Серебренников. Но не указано, говорит адвокат, что кто-то из них находился в зависимости, что они встречались.

— Эксперт Силюнас был предупрежден об уголовной ответственности. Было бы логично вызвать его в суд и допросить, — отмечает адвокат.

Третье основание — ненадлежащим образом заверенные документы из Басманного суда, которые представила прокуратура. Эти документы, по словам адвоката, судом использоваться не должны.

Силюнас исследовал творческую составляющую «Платформы», напоминает адвокат Харитонов. И это не относится к тому, что Силюнас ставил подпись за Апфельбаум, когда суд избирал ей меру пресечения, отмечает адвокат.

13:45. — На самом деле, это Филимонова или Масляева все вели. Эти данные находятся в компьютере Малобродского, — говорит Карпинская. Она говорит, что эти документы есть частично в деле, но они распечатаны не все.

— Но прокуроры должны рассматривать не только обвиняющие, но и оправдывающие документы, — говорит она. — Далее. Есть обортно-сальдовая ведомость, где есть все работники организации. Итого было потрачено три миллиона под отчет.

Карпинская читает письмо, о котором часто говорит защита. Это письмо о том, работал ли Малобродский одновременно в «Гоголь-центре» и на «Платформе».

Серебренников предлагает Малобродскому пойти к Капкову и попросить повысить зарплату, а если у него получится, то заодно и ему. После Карпинская читает еще одно письмо, которое Малобродский пишет Серебренникову и Итину. Малобродский пишет, что у «Седьмой студии» растут долги — 16 миллионов, в том числе 10−11 миллионов от банков, что нужно рассчитаться за рояль — 5 миллионов, что есть потребность в аппаратуре, мебели и так далее — 6−7 миллионов рублей.

Малобродский указывает, что схема финансирования Минкультуры по 40, 20 и 10 миллионов рублей не очень удобна. Малобродский пишет, что нужно будет искать спонсорские деньги.

Далее Малобродский и Серебреников подтвердили, что такая переписка была. Судья спросила у Серебренникова, удалось ли Малобродскому добиться повышения зарплаты у Капкова. Серебренников сказал, что нет.

13:42. Далее Карпинская читает письмо от Малобродского: «Юра, посылаю рабочую смету, смотри верхний блок, это все гонорары».

Далее приложены Excel-файлы с гонорарами, читает Карпинская.

— То есть содержится информация по расходам наличными? — спрашивает судья.

— Не только наличными, — говорит Карпинская.

Затем Карпинская читает еще одну переписку Малобродского с бухгалтерами.

13:40. Адвокат Карпинская, которая защищает подсудимого Алексея Малобродского, заявляет новое ходатайство.

Она просит приобщить к делу протоколы осмотра электронной почты Малобродского на mail.ru. Этот осмотр проводил нотариус.

— Безусловно поддерживаю, — говорит Малобродский.

Остальные подсудимые и защитники также поддерживают. Поддерживает ходатайство и представитель Минкульта. Против выступает только прокурор Лавров.

— Суд на месте постановил удовлетворить ходатайство, — говорит судья Менделеева.

Далее адвокат Карпинская исследует протокол осмотров. Она говорит, что в материалах содержится переписка Малобродского с Филимоновой, Масляевой, Серебренниковым, Итиным, Беляевой.

Карпинская читает. «Нина (Масляева. — «Ъ») и Элеонора (Филимонова. — «Ъ»), черт побери, кто дал команду на оплату счета?» — пишет Малобродский.

«Все решает Масляева», — отвечает ему Филимонова.

13:08. Суд приступает к обсуждению ходатайства защиты об исключении тех документов, которые представили прокуроры с подписью Силюнаса.

Поднимается прокурор Олег Лавров. Он заявляет ходатайство, просит исследовать счета «Седьмой студии» в «Альфа-банке» и «ББР-банке».

— Это необходимо для дальнейшего разрешения ходатайства, — говорит он.

— Вдруг появляются выписки из банка, — говорит он.

Судья его прерывает. Она говорит, что эти выписки были получены по запросу судьи Аккуратовой на первом процессе. Малобродский приносит извинения, оставляет разрешение ходатайства на усмотрение суда. Остальные подсудимые и защита выступают против. Представитель Минкульта также оставляет разрешение «на усмотрение суда».

Теперь судья вновь возвращается к ходатайству защиты по документам прокуратуры про Силюнаса. Защита и подсудимые поддерживают ходатайство. Представитель Минкульта возражает. Прокурор Олег Лавров также возражает.

Судья удаляется в совещательную комнату. Выходит через 10 минут.

Читает решение: «Оценка будет дана при вынесении решения в совещательной комнате. На данной стадии отказать».

13:00. Менделеева говорит, что из Басманного суда пришли материалы по арестному делу от 18 апреля 2018 года — тогда суд продлял меру пресечения всем четверым подсудимым.

Судья говорит, что в этих материалах нет документов с подписью Силюнаса. Но, говорит судья, она самостоятельно затребовала еще один документ из Басманного суда — материал под номером 3/34 817. Судья говорит, что на листах 56−58 есть ходатайство в поддержку Апфельбаум, «дается ей положительная характеристика, среди подписантов члены фонда Станиславского, среди которых числится Силюнас».

— Ходатайство датировано 24 ноября 2017 года, — говорит судья.

12:56. Входит судья Менделеева. Заседание начинается. Сегодня нет прокурора Михаила Резниченко и второго представителя Минкульта.

12:53. Участников пригласили в зал. Подсудимый Кирилл Серебренников входит в зал, подходит к первой скамье, достает из сумки подушку для стула, кидает ее на скамейку. Так он делал и на прошлых заседаниях, примерно с того момента, как слушания вместо 433 стали проводиться в 409 зале.

— Я больше не могу сюда ходить, — говорит ему подсудимая Софья Апфельбаум.

— Сейчас перерыв объявят, — шутит Серебренников. Он имеет в виду, что судья сейчас может назначить экспертизу, и ее исполнение может занять до трех месяцев.

Проходят и слушатели. Сегодня их 15 человек.

Фигурантами по делу проходят пять человек. Среди них — режиссер Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и продюсер Екатерина Воронова (находится в международном розыске). Их обвиняют в хищении не менее 133 млн руб., выделенных на проект «Платформа» с 2011 года по 2014 годы. Все фигуранты отрицают вину.

News.Digest.Zone

Ещё по теме "В России"

Все последние новости