Проект остановлен. Ищем спонсоров и авторов! Писать на admin@digest.zone

В России

«Не окажись они дома — их никто бы не задержал»

«Не окажись они дома — их никто бы не задержал»

В Санкт-Петербурге выступивший в прениях адвокат четырех обвиняемых по делу о теракте в петербургском метро Марат Сагитов попросил оправдать своих подзащитных, утверждая, что собранные следствием доказательства не доказывают их причастности к совершенному преступлению. Гособвинение настаивает на 27 годах строгого режима для каждого из его клиентов, а единственная потерпевшая призывает суд быть менее гуманным при вынесении приговора.

На заседании гособвинитель Надежда Тихонова наконец смогла предложить наказание для единственной из обвиняемых женщине Шохисте Каримовой, попросив для нее 20 лет колонии общего режима и штраф 1 млн руб. На прошлом заседании подсудимая, напомним, потеряла сознание, а после вызова скорой помощи отказалась подниматься в зал заседаний из конвойного помещения. Прокурор настояла на удовлетворении иска ГУП «Петербургский метрополитен» в полном объеме. Предприятие требует взыскать 110,5 млн руб. за ликвидацию последствий теракта, утилизацию поврежденных вагонов, выплату компенсаций пострадавшим, а также недополученные доходы в результате сокращения пассажиропотока. Гособвинение также предложило удовлетворить требования пяти пострадавших, заявивших гражданские иски к подсудимым.

Отметим, в начале слушаний в апреле этого года потерпевший Юрий Шушкевич заявлял, что не видит в 11 фигурантах людей, которые действительно причастны к теракту: «Мне хотелось бы видеть на скамье настоящих организаторов теракта».

Марат Сагитов, представляющий интересы сразу четырех обвиняемых — Махамадюсуфа Мирзаалимова, Бахрама Эргашева, Азамжона Махмудова и Сейфуллы Хакимова, оказался единственным адвокатом, готовым к выступлению в прениях, несмотря на то что они должны были состояться еще в конце октября. Он настаивал на оправдании своих подзащитных за непричастностью.

«Есть ли хоть один свидетель, что они проверяли станции метро на наличие охраны? Хоть одна запись с камер видеонаблюдения?» — задавал вопросы суду Марат Сагитов.

Он отметил, что большинство свидетелей обвинения в суде изменили свои показания. Например, соседка его подзащитных на стадии следствия утверждала, что слышала скрежет от резки металла из квартиры на Товарищеском проспекте, однако в суде заявила: необычные звуки доносились до нее лишь при проведении «уникального следственного эксперимента», по мнению следствия, доказавшего, что нельзя жить с человеком в одной комнате и не знать, что он собирает бомбу.

«Следователь пояснял, что все лица были установлены в процессе задержания на Товарищеском проспекте. То есть не окажись они дома — их никто бы не задержал», — утверждал господин Сагитов в прениях.

«Очень прошу вас отнестись к нам справедливо. Я в этом преступлении не виноват. Я мужик. Я не буду стоять и говорить, что я этого не делал. Меня правильно воспитали, я в этом преступлении никакого участия не принимал.

Жил в этой квартире две недели. Никакого разговора, что кто-то упоминал про террористические акты и планы, не было», — громко и эмоционально кричал из клетки Махамадюсуф Мирзаалимов.

Сейфулла Хакимов уже более спокойно пояснял: все они приехали в Россию на заработки. «Ни один свидетель ничего против меня не сказал на всем процессе. Даже сидящие со мной (в клетке.— «Ъ») ничего не сказали. Не понимаю, почему я нахожусь в такой ситуации. Надеюсь, что вы вынесете свое решение гуманно и справедливо», — заключил он.

Главными доказательствами причастности подзащитных Марата Сагитова к преступлению являются отпечатки пальцев Азамжона Махмудова на изоленте, использовавшейся при изготовлении СВУ, обнаруженного на Товарищеском проспекте, и следы гексогена на одежде Бахрама Эргашева. Махмудов суду заявлял, что не знает, как его отпечатки появились на скотче, а Эргашев утверждал, что его одежду не запаковывали после изъятия, а потому у силовиков было много возможностей подбросить ему взрывчатое вещество. Против двух других клиентов Марата Сагитова вещественные доказательства гособвинение в суде не представляло. Махамадюсуф Мирзаалимов рассказывал, что начал жить в квартире на Товарищеском проспекте за два дня до совершения теракта, а во время следствия оговорил себя из-за угроз правоохранителей.

News.Digest.Zone

Ещё по теме "В России"

Все последние новости