Проект остановлен. Ищем спонсоров и авторов! Писать на admin@digest.zone

В России

У «Седьмой студии» новые свидетели защиты

У «Седьмой студии» новые свидетели защиты

В Мещанском суде Москвы 6 декабря проходит 24-е заседание по делу «Седьмой студии», обвиняемые по которому — Софья Апфельбаум, Юрий Итин, Алексей Малобродский и Кирилл Серебренников. Сегодня защита продолжит вызывать свидетелей. Среди них — художественный руководитель РАМТ Алексей Бородин.

12:14. Следующий свидетель — Алексей Бородин.

В зал входит пожилой мужчина в очках и строгом костюме. Он говорит, что сейчас работает художественным руководителем РАМТа. Знает всех подсудимых. Вопросы ему задает адвокат Ирина Поверинова, защищает Софью Апфельбаум.

— Кто вы, расскажите, — говорит она.

— Я работаю в театре практически 50 лет. В РАМТе я работаю 39 лет. Я народный артист России. Я профессор, преподаватель. Я художественный руководитель и ставлю спектакли.

— У вас какое финансирование? — спрашивает Поверинова.

— Государственное, мы федеральный театр, мы подчиняемся Минкультуры. Ежегодно мы получаем 100 млн. Еще у нас есть грант — 60 млн. Это президентский грант. Изначально был правительственный, а теперь президентский.

— У вас бывают спонсорские деньги?

— Нет.

— Можете назвать стоимости самого дешевого спектакля?

— Есть большая сцена и малая. Самый дорогой — 10 млн. Самый дешевый — 3 млн. Бывают такие спектакли, как «Кот гуляет сам по себе». Он идет в черной комнате. Там только коврик. Можно сказать, что ничего не стоит, но…

— А обслуживание? Вы поставили спектакль, а потом он требует затрат? — перехватывает инициативу допроса судья.

— Да, затраты на обслуживание есть.

— Порядок цифр? — спрашивает адвокат.

— Не могу сказать.

— Спектакли окупаются?

— Нет.

— Билеты продаются?

— Да, но у нас такая политика, что у нас театра молодежный, детский, билеты не могут быть дорогие. Моя позиция, чтобы в зрительный зал могла прийти семья, например, из трех человек. Примерно 2000 тысячи в среднем. До 5000 тысяч, не больше. Минимальный — 200 рублей, — говорит Бородин.

11:48. — Да, соответствуют оригиналам, — говорит судья, изучив документы, представленные адвокатом Лысенко.

Обсуждается ходатайство — подсудимые и защита не против, потерпевшая сторона также не против. Прокурор Михаил Резниченко говорит, что в целом не против.

Но, поясняет Резниченко, в этих документах заявителю разъясняется, что на ценности наложен арест Басманным судом, и сейчас они находятся на ответственном хранении.

Судья приобщает документы, изучает их. Далее прокурор задает вопросы Алле Александровне.

— Где вы работали, что смогли накопить 90 тысяч долларов?

— Я работала всю жизнь, много копили, — говорит она.

Далее добавляет, что муж работал в коммерческой организации вместе с немцами, но не помнит название. По ее словам, сама она работала в некоем большом гастрономе.

— До какого года работал муж? — спрашивает судья.

— До 2005 года.

— А вы?

— Сейчас мне 80, а ушла на пенсию я в 70.

— То есть лет 10 назад вы закончили работать? — спрашивает прокурор.

— Да.

— А какой у вас и вашего мужа был трудовой доход до 2005 года?

— Я порядок не помню. Тогда даже деньги были другие.

— А вы официально работали?

— Да.

Она говорит, что супруг до 2005 года работал неофициально, но они отчитывались в налоговую.

— Вы лично в налоговую относили декларацию?

— Я не помню, — говорит свидетель.

— Хорошо, я понял, — говорит прокурор.

На этом Аллу Александровну отпускают.

11:38. Судья Менделеева продолжает читать протокол обыска: первым перечисляются евро и доллары, затем идут драгоценности — колье Tiffany, планшет, флэш-карты. Далее адвокат Лысенко спрашивает у свидетеля, обращалась ли она в прокуратуру, следствие с просьбой вернуть драгоценности.

Когда я опомнилась, я начала разбираться. Я поняла, что они изъяли даже документы на драгоценности», — говорит свидетель.

— А копию протокола обыска оставили? — уточняет судья.

— Нет. У меня мысль такая была: если забрали с документами, значит, не хотят отдавать. В 2019 году я начала обращаться, на несколько писем получила отписки. В последнем письме начали возвращать документы.

— А золотые изделия? — спрашивает судья.

— Нет. Они ничего по золотым изделиям не ответили.

— А деньги? — уточняет судья.

— Нет, конечно.

— А документы?

— Документы все вернули, — говорит Алла Александровна.

Далее адвокат Лысенко показывает суду документы, подтверждающие, что драгоценности были приобретены законно — чеки, документы. Судья их изучает.

11:35. В зал входит судья Олеся Менделеева. Объявляет, что судебное заседание продолжено. Адвокат Юрий Лысенко просит пригласить в зал свидетеля Будырину Аллу Александровну.

В зал входит пожилая женщина. Она ходит, опираясь на трость. Алла Александровна говорит, что сейчас пенсионерка.

— Знаете кого-нибудь? — спрашивает судья.

— Знаю, зятя своего, Итина Юрия Константиновича, — отвечает свидетель.

Она просит давать показания сидя, говорит, что ей тяжело стоять. Суд разрешает. Алла Александровна говорит, что по факту живет в Мытищах, а Итин ей приходится мужем ее дочери Светланы. По ее словам, Итин с женой живут в Ярославле.

— Был ли обыск в вашем доме? — спрашивает адвокат Юрий Лысенко, защищает Юрия Итина.

— Да, два года назад, — говорит свидетель.

— Что было изъято? — спрашивает адвокат Лысенко.

У меня изъяли документы на мое имя. Там были документы на наследство. Когда муж умер, документы перешли ко мне. Документы на мою собственность — квартиру, которую мне на работе давали. Деньги, драгоценности».

— Драгоценности?

— Да, там был комплект, который купил мне муж. Там были бусы золотые с бриллиантом, серьги, браслет и кольцо. И еще были бусы с каким-то камешком.

— Какой фирмы?

— Tiffany.

— А документы у вас были?

— Были. Чек был.

— Их тоже изъяли?

— Да. Практически всю мою жизнь изъяли.

— А деньги?

— Деньги тоже изъяли, там были евро, около пяти тысяч, и доллары, около 90 тысяч.

— А откуда у вас такие деньги?

— Мы всю жизнь работали с мужем. Я всю жизнь работала на заводе на руководящих должностях. Когда муж ушел на пенсию, он работал в коммерции. Деньги мы копили всю жизнь. Коли дочь одна, мы хотели что-то оставить девочке.

— Вы помогали внучкам?

— Да, но они с первого курса работали.

— А вообще они бывали у вас? Дочь ваша с мужем?

— Итин вообще редко. Он в Ярославле работал как проклятый. А дочь приезжала раз в два месяца.

— Скажите, ваши внучки, они замужем?

— К сожалению, нет.

— Как Итина можете охарактеризовать? — спрашивает судья.

Мой самый любимый зять. Я пристрастна. Самый порядочный человек», — говорит свидетель.

Далее адвокат Лысенко просит огласить протокол обыска у Аллы Александровны. Никто из участников не против. Судья удовлетворяет и сама исследует протокол.

11:16. Участников и слушателей пригласили в зал. Все в сборе, нет только представителя Минкульта — Людмилы Смирновой, потерпевшую сторону под делу представляет второй юрист ведомства. Слушателей сегодня шесть человек, последняя лавка почти свободна.

Фигурантами по делу проходят пять человек. Среди них — режиссер Кирилл Серебренников, директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, экс-гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и продюсер Екатерина Воронова (находится в международном розыске). Их обвиняют в хищении не менее 133 млн руб., выделенных на проект «Платформа» с 2011 года по 2014 годы. Все фигуранты отрицают вину.

News.Digest.Zone

Ещё по теме "В России"

Все последние новости