Проект остановлен. Ищем спонсоров и авторов! Писать на news@digest.zone

В России

«Я твой брат не убивал!»

«Я твой брат не убивал!»

Присяжные Мосгорсуда приступили к слушанию дела об убийстве в сентябре 2018 года сотрудника УВД на Московском метрополитене Андрея Райского. В преступлении обвиняется уроженец Киргизии Нурлан Муратов. По версии следствия, в служебном туалете станции «Курская», куда его завел полицейский после задержания, обвиняемый выхватил у Андрея Райского пистолет и застрелил его. Адвокат подсудимого настаивает, что имел место несчастный случай: по данным защиты, пистолет случайно выстрелил в руках полицейского, и пуля рикошетом попала в сержанта.

В начале заседания прокурор своими словами рассказала присяжным, в чем обвиняют Нурлана Муратова, приехавшего из Киргизии и успевшего в 2008 году получить российское гражданство. По версии следствия, в ночь на 3 сентября 2018 года 23-летний сержант полиции 4 отдела УВД на Московском метрополитене Андрей Райский на станции «Курская-кольцевая», остановил подвыпившего уроженца Киргизии Нурлана Муратова. Документов у Муратова не оказалось, и полицейский предложил тому пройти в комнату полиции для составления административного протокола. По пути полицейский завел задержанного в служебный туалет.

Затем он выбежал из туалета, вскочил в подошедший к платформе поезд и уехал домой.

Задержали Муратова на следующий день, когда он направился на фабрику «Рот фронт», где работал оператором. После доставки в ИВС задержанный написал чистосердечные признательные показания об убийстве полицейского. Нурлана Муратова обвинили в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК РФ).

После прокурора свою позицию изложил и адвокат Алексей Толстых, защищающий подсудимого. «Муратов действительно находился на месте произошедшего, — утверждал защитник, — но никого не убивал. Могу сказать, что произошел несчастный случай. Мой подзащитный является жертвой обстоятельств и заложником ситуации, что позже найдет подтверждение в показаниях моего подзащитного, свидетелей и материалах дела». При этом адвокат заявил, что признательные показания из Нурлана Муратова были получены в ИВС с нарушением закона.

«Там его сокамерники убеждали написать признание, иначе, говорили они, всю его семью пересажают, — рассказал господин Толстых.— А оперативники не давали спать и говорили, что в соседней камере уже находятся его жена и отец, которые будут отвечать за его преступление».

Адвокат также заявил, что его клиент не мог собственноручно написать признание, и ходатайствовал о проведении графологической экспертизы. Однако прокурор Екатерина Розанова объявила судье, что не собирается использовать признательные показания в качестве доказательства, поскольку они были получены в отсутствие адвоката. После этого защитник отозвал свое ходатайство.

Нурлан Муратов большую часть времени молча просидел в «аквариуме» для подсудимых. И лишь когда его попросили высказать отношение к обвинению, он заявил через переводчика, что считает себя невиновным. Затем он обратился к брату погибшего полицейского, который вместе с отцом пришел на заседание, и на плохом русском сказал: «Я твой брат не убивал!»

Родные Андрея Райского, в свою очередь, заявили, что исключают возможность самоубийства сержанта. «Он всегда был на позитиве, — сказали они.— Потому что очень любил жену и маленького сына. А чтобы жить отдельно от родителей, собирался взять ипотеку».

Между тем, когда обвинение начало представлять свои доказательства, выяснилось, что на табельном оружии погибшего полицейского отпечатков Нурлана Муратова обнаружено не было. Кстати, после заседания адвокат Толстых сообщил журналистам, что и на одежде его подзащитного не было обнаружено даже микрочастиц пороха. «Он стоял в одном конце этого туалета, а полицейский — в другом, проверяя, заряжен ли пистолет, — сказал «Ъ» господин Толстых.— И во время этих манипуляций случайно нажал на курок. А пуля срикошетировала от металлического пола и попала ему в лоб. И я докажу это».

News.Digest.Zone

Ещё по теме "В России"

Все последние новости